?

Log in

4. Юность и начало войны К началу войны я окончил девять классов,… - Правда, и ничего, кроме правды

сент. 5, 2006

11:27 pm

Previous Entry Поделиться Next Entry

4. Юность и начало войны


К началу войны я окончил девять классов, Люда - первый курс Томского университета, Женя проработала один год в школе. Начались военные годы. Люду и Женю отправили на работу в колхозы. Я вместе со всем классом тоже работал на уборочной в колхозах под Минусинском. Продукты стали очень дорогими, хлеб выдавали по карточкам. Насколько я помню, нормы были такими: 600 граммов получали рабочие, 400 граммов иждивенцы, студенты и служащие. Люда приехала в Минусинск и с трудом устроилась учительницей в селе Городок, в 25 км от города. Из магазинов все исчезло - не было даже спичек. По просьбе мамы я сделал кресало *, пристроил к русской печке плиту, которая топилась дровами, щепками, шишками, кизяком и другим «горючим» материалом. На этой плите всю войну готовили еду. Керосина для примуса не было. В нашем доме в маленькой комнате поселился офицер Арнольд Михайлович - инженер-механик из Москвы. Платил он за жилье дровами и углем, иногда приносил керосин. Так мы прожили первую военную зиму.

Почти всех ребят, достигших восемнадцати лет, забирали на фронт, но мне и моему другу Володе Нилову было еще 17. Я закончил школу №3 в начале июля 1942 года, а во второй декаде июля начал работать - по рекомендации отца Володи Нилова мы поехали в тайгу на реку Ою сплавлять лес в Минусинск для предприятия, где он работал. На лесосплаве мы получили первое рабочее крещение. В школе я серьезно занимался спортом и был вполне тренированным, но худеньким пацаном. За свою первую рабочую неделю похудел на 6-8 кг. Работа была простая, но требовала сноровки, смекалки, силы, навыков обращения с топором, вязки плотов и управления плотом на быстрой полноводной реке. Конечно, всего этого я не умел - учился всему на ходу. Учил нас уму-разуму лоцман - здоровенный мужик в годах (мы ему едва доставали до подмышки!) - кулаки у него были с наши головы. Как и что нужно делать, показывал и объяснял не больше одного раза. А получается-то все не сразу… Работаем на бревнах, которые плавают в воде ничем не связанные, а вязать их нужно вицей - молодой березкой, скрученной как веревка, и скреплять клином. Это только один вид работ. И вот ты, молодой «умелец», пытаешься связать вицей расплывающиеся бревна полчаса, час… Все это время лоцман тебя материт. Ругался он виртуозно - за час и больше не повторялся, все складно, все к месту. За этот час он хорошо и доступно объяснял, кто ты есть на самом деле. За всю мою большую жизнь я ни разу больше не встречал такого великого матерщинника!

Наконец, плот готов. Изготовлены и установлены греби **, связаны звенья. Все это сооружение длиной 30-40 метров, шириной 4-5 метров, весом за 50-60 тонн идет по воде быстрее течения. И им нужно управлять! В верховье Енисея в Саянах в это время тает снег и по реке течет высокая, так называемая, коренная вода. Температура ее - дай бог! - 4-5 градусов. Когда плот налетает на затопленные острова, поросшие кустарником, его надо освобождать - приходится бродить по пояс и выше в талой воде.

Выходили с Ойской гавани в три часа утра, приплывали в Минусинск поздно вечером. Все это время - беспрерывная работа у греби. Но самое главное, нас сытно кормили и платили какие-то деньги, так что свои рабочие карточки мы смогли оставить дома и наши семьи получали немного больше хлеба. Работали так до половины сентября. Сплав кончился, и мы с Володей Ниловым нанялись в колхоз неподалеку от Минусинска. Председателем колхоза была женщина по фамилии Дадер. В качестве основной зарплаты нас довольно прилично кормили. Карточки мы снова оставили дома. Делали все, что было необходимо: формовали саманные кирпичи - тысячами! - из глины, соломы и отходов после молотилки, косили траву на сено, пшеницу - на «гробки» ***, а женщины за нами вязали снопы. Жили на сеновале. Так проработали до октября. За мою работу Дадер отдала маме несколько десятков килограммов пшеницы, когда я уже служил в армии. В то время это была огромная ценность - вот почему я это помню!

После работы в колхозе, по совету отца Володи Нилова, мы поступили в школу механизации сельского хозяйства на курсы шоферов. Там давали рабочую карточку, по которой можно было поесть супа. Изучали автомобили, работающие на бензине и на деревянных чурках, - так называемые газогенераторные. Учился я прилежно, курсы окончил к новому, 1943 году. Устроился (или меня направили) в горавтотранспорт стажером на газогенераторную полуторку. Водителем на ней был небольшого роста шустрый и деловой мужик, хорошо знающий машины, имеющий большой жизненный опыт. От него я многое перенял и многому научился в вождении и ремонте машин. Ездили мы на деревянных березовых чурочках, заводили машину на бензине. Хранение машины было безгаражное - хорошо, если под навесом, или в неотапливаемом гараже. Морозы той зимой стояли от -30 до -40 градусов. Рейсы были по 120 - 150 км по Минусинскому району и Хакасии.

В начале марта 1943 года мне пришла повестка явиться 8 марта в г. Абакан в военкомат для отправки к месту службы. Мне отметили окончание прохождения стажировки, выдали какую-то зарплату. Вечером 7 марта мы с Володей Ниловым пошли на вечер в школу медсестер, где учились наши одноклассницы, потанцевали и попрощались с ними. Простились мы и с Володей. Зашел домой, надел робу, в которой шоферил (рубашки, какие у меня были, отдал сестрам на кофточки, маме отдал теплую тельняшку), взял приготовленный мамой вещмешок с продуктами, зашел к ней на работу (она дежурила вахтером в школе шоферов), попрощался и пошел на встречу с ребятами, призванными в этот день. Так, часа в четыре утра мы отправились пешком по льду протоки Енисея, затем по самому Енисею, затем по реке Абакан в город Абакан (примерно 18 км) в военкомат. В этот день я закурил и курил до конца войны. В Абакане до погрузки в вагоны я успел обменять документы - «стажерку» на права, где стоял штамп «с правом управления газогенераторным автомобилем». Эти права сохранились до сих пор.

Добрые советы, которые давал отец Володи Нилова, очень помогли мне подготовиться к предстоящей военной жизни. Я благодарен ему за это и буду помнить его всегда.
____________________________________
*) Кресало - приспособление для добывания огня. Состоит из прочной стали, куска кремния и фитиля.
**) Гребь - большое весло, сделанное издлинного бревна для управления плотом.
***) Косить на "гробки" - косить вызревшую пшеницу или рожь косой, к которой прикреплены специальные грабельцы, позволяющие укладывать скошенную пшеницу ровными рядами.




Продолжение следует ...