?

Log in

1. Мои предки Мой отец Володин Андрей Иванович родом из села… - Правда, и ничего, кроме правды

сент. 8, 2006

09:52 pm

Previous Entry Поделиться Next Entry

1. Мои предки


Мой отец Володин Андрей Иванович родом из села Кочергино Курагинского района (сейчас Каратузского района) Красноярского края. Это в 50 км на юг от г. Минусинска. Село стоит на берегу протоки речки Туба. Край, куда ссылали поляков, декабристов и революционеров, был заселен переселенцами из России и Украины, беглым и каторжным народом. Там никогда не было крепостного права. Суровый сибирский климат и просторы сформировали особый характер народа.

Родители моего отца - Иван Володин (отчества не знаю) и Акулина Александровна (девичья фамилия Кустова). Детей у них было семеро, четверо из которых умерли в детском возрасте. Сестра отца, Феня, умерла при родах в начале 20-х годов. Младший брат отца, Григорий, умер в начале 30-х годов от рака желудка, оставив троих детей - Лизу, Зину и Ивана, после войны моя связь с ними оборвалась.

Мой отец родился 4 июля 1892 года.

Предки Володиных и Кустовых, по словам бабушки Акулины, переселенцы из России. Я помню только прабабушку по отцу - Феодосию. Была она небольшого роста, добрая, тихая, прожила почти 100 лет. Умерла в начале 30-х годов прошлого века. Моего деда Володина Ивана не привлекало сельское хозяйство, поэтому в 1904-1905 годах он, взяв своего сына Андрея (моего отца), уехал в Манчжурию на заработки. В это время там начиналось строительство КВЖД (Китайская Восточная железная дорога). В 1906 году он был убит в Харбине. Я видел фотографию моего отца в четырнадцатилетнем возрасте, стоящего у гроба деда. Причину убийства не знаю.

Вероятно, еще при жизни деда, мой отец начал работать мальчиком в чайном магазине, поэтому после смерти деда хозяин фирмы большую часть заработанных отцом денег пересылал в село Кочергино для поддержания семьи, оставшейся без кормильца. Зарплата была в валюте (золотых рублях). Для деревни это были большие деньги, стоимость которых со временем увеличивалась. Поэтому бабушка с семьей жила безбедно. По рассказам отца, когда он начал работать, то почти ничего не получал, плохо питался и был плохо одет. Постепенно все выправилось. Он подрос, ему стали выдавать какие-то деньги. Перестал получать подзатыльники после того, как поднял упаковку чая в 6 пудов (примерно 100 кг), небрежно перекинул ее на другое место на складе.

Отец был одаренным человеком: пел, рисовал, имел способности к языкам и хорошие руки. Хотя он закончил только 4 класса деревенской школы, природный ум, любознательность и честность помогли ему стать отличным работником. Хозяин фирмы (по-моему, китайско-английской) его присмотрел и забрал к себе, как я понимаю, в центральный офис фирмы, находящийся в г. Ханькоу. Постепенно отец продвигался по служебной лестнице. Изучал китайский и английский языки. К своему 22-летию служил старшим продавцом, иногда оставался за приказчика. Получал приличную зарплату, хорошо одевался, играл в теннис, объяснялся на английском и китайском языках, читал по-английски. Хозяин ценил его, поэтому, когда отца призвали на действительную службу в армию (в 1915 году) и он вынужден был уехать в Россию, хозяин сохранил ему зарплату, которую выплачивал, наверное, до 1919-1920 гг., вероятно, в надежде, что он вернется работать на фирму.

57,30 КБ
Андрей Иванович Володин, 1917


Служил отец в Иркутске рядовым вольноопределяющимся солдатом. В 1916 году получил право на управление автомобилем (этот документ сохранился до сегодняшнего дня). В это время он познакомился с моей мамой - Марией Дмитриевной Подлесных.

Моя мама родилась 13 марта 1898 года (по-моему, в селе Тесь - или где-то рядом в этом районе), т.е. недалеко от села Кочергино. (Почему я так думаю, скажу после). У ее матери Ефимии Максимовны было трое детей - старший Степан, средний - Леонид и младшая - Мария, моя мама. Когда матери было около четырех лет, Ефимия Максимовна вместе с детьми, по не известным мне причинам, убежала от мужа. Как рассказывала мама, Ефимия запрягла рысаков, посадила детей в кошёвку, уехала в Минусинск (60-70 км), продала лошадей и кошёвку, купила билеты на пароход и отправилась с детьми в Красноярск, а затем на поезде в Иркутск. Там она в богатой еврейской семье вела домашнее хозяйство. На заработанные деньги через некоторое время завела свою лавочку. Леня учился на кондитера. Мария, моя мама, ходила в школу два года. О самом старшем брате - Степане - мама не рассказывала. Бабушка Ефимия заставляла маму торговать в лавке и перестала отпускать в школу. По словам мамы, она хотела иметь возможность свободно жить, а дети ей мешали. Вероятно, по этой причине мама ушла от своей матери и устроилась работать в магазин - стала жить самостоятельно. Ей тогда было 16 лет. Это всё, что я знаю о своей бабушке Ефимии. Нам, детям, мама ничего больше не рассказывала. Со своей матерью не общалась и не переписывалась, но поклялась себе, что будет жить для детей, что и выполняла до конца своей жизни.

42,68 КБ
Мария Дмитриевна Володина (Подлесных), 1918


В 1916 г. она познакомилась с отцом, который служил в Иркутске в армии. После Февральской революции 1917 г. солдатам разрешили жениться. Отец и мать обвенчались. Перед тем, как уйти на фронт, отец отвез маму в село Кочергино к своей матери. Молодая, девятнадцатилетняя, она не знала деревенской жизни и не умела выполнять крестьянскую работу. У нее даже не было для этой жизни одежды! Свекровь, Акулина Александровна, обладала жестким и властным характером. Невестка ей была совершенно чужим человеком, да еще и претендовавшим на ее сына и его деньги, на которые она до этого жила безбедно.

Мама об этом периоде жизни почти ничего не рассказывала, но из скупых сведений было понятно, какое суровое обучение крестьянской жизни и крестьянскому труду она получила. Насколько я знаю, в это время она переболела тифом. Феня сочувствовала ей и поддерживала, мама всегда вспоминала о золовке с большой теплотой.

После Октябрьской революции, тоже переболев тифом, отец вернулся с фронта в Кочергино. По возвращении некоторое время работал на мельнице неподалеку - до тех пор, пока партизаны Щетинкина не разгромили ее. Работать стало негде, отец с матерью и двумя детьми - Галей и Людой снова перебрались в Кочергино.

Вероятно, в это время отцу пришлось перестраивать дом, который построила его мать на деньги, присланные отцом из Китая, в связи с тем, что брат отца Григорий женился, и у него уже были дети. Для перестройки дома нужен был лес, за ним ездили в тайгу. Лес сплавляли по реке Туба. Дом был построен «крестовый», перестраивали его на две равные части. И дом, и усадьбу поделили пополам, посередине усадьбы выкопали колодец. Отец брался за любую работу (бондарил, помогал в землеустройстве), заводил свое хозяйство. В это время от кори умерла Галя - моя старшая сестра, родилась Женя, а потом уже и я.


Продолжение следует ...